Глава 4 Шесть историй про шпионов, или Невероятные приключения Риббентропа в России

Англичанин превосходит немца своим чувством собственного достоинства. Оно есть лишь у того, кто имеет возможность повелевать людьми.[123]

Адольф Гитлер

Анализируя исходы военных баталий, невольно пришел к выводу, что не столько храбрость пехоты или отвага кавалерии и артиллерии решали судьбы многих сражений, сколько это проклятое и невидимое оружие, называемое шпионами.

Наполеон Бонапарт

Воевать чужими руками всегда приятно. Преимуществ масса: потери несет чужая экономика, преступления совершает чужая армия. Деньги тратит другая держава, экономику истощает другой народ. А можно ли воевать и не напрягать этим экономику? Нет, так не бывает. Военные расходы тянут на дно любую успешную страну. Именно по этой причине всегда было Глава 4 Шесть историй про шпионов, или Невероятные приключения Риббентропа в России важно вступать в войну последним. Посему, как ни крути, хорошо, когда воюет кто-то другой. Он закупает у тебя оружие и амуницию, продовольствие и товары. В условиях войны растут цены, загружены заводы, экономика развивается – у невоюющей страны, разумеется.

Но главное вовсе не это. Главное – золото плывет в нужном направлении. Для того чтобы запустить «печатную машинку» в мировом масштабе, чтобы наладить невиданный доселе выпуск ничем не обеспеченных денег, нужно было исключить возможность создания обеспеченной золотом валюты. Для этого необходимо было «выкачать» почти весь мировой запас желтого металла. Такую возможность давала мировая война – ее и готовили. Новая гегемония мировой валюты должна Глава 4 Шесть историй про шпионов, или Невероятные приключения Риббентропа в России была увенчать эту невиданную войну, в которой всякая мощь, способная сопротивляться, будет перемолота. Миллионы европейцев должны погибнуть, чтобы все страны согласились отказаться от своего национального суверенитета.

Но есть одна проблема. Преимущества стояния в сторонке и вступления в борьбу в последний момент слишком очевидны. Так же, как и минусы тяжелой изнурительной войны. Потому дураков воевать «первыми» нет. Все хотят быть «вторыми». Что же делать в такой ситуации? Помогать становиться «первыми»…

…О пакте Молотова – Риббентропа слышал практически каждый. Вы не задумывались, почему все другие договоры называются договорами, а договор о ненападении между Германией и Советским Союзом упорно называют пактом Молотова – Риббентропа? И почему Глава 4 Шесть историй про шпионов, или Невероятные приключения Риббентропа в России западные историки и наши либералы так упорно стараются замазать этот документ и историю его подписания черной краской? Потому, что этот договор перечеркнул сценарий глобальной войны, написанный в Лондоне. События пошли в совершенно другом направлении. Англосаксонский мир практически чудом сохранил свою гегемонию над планетой. И этим чудом оказалась безудержная англофилия германского фюрера…

Но давайте перейдем к фактам. Когда в очередной раз заголосят о вине Сталина за развязывание Второй мировой – о том, что именно пакт с Гитлером помог ей начаться, – вспомните, что все это ложь.[124] А факты таковы, что, изучая их добросовестно, просто невозможно обвинить СССР в развязывании Второй Глава 4 Шесть историй про шпионов, или Невероятные приключения Риббентропа в России мировой. Так можно утверждать либо от незнания, либо от злонамеренности.

Лишь 1 апреля 1939 года Гитлер, не имевший до этого дня никаких планов войны против Польши, отдал приказ их разработать.[125] В принятом через десять дней плане «Вайс» была указана дата удара на Польшу – 26 августа 1939 год а. То есть уже в апреле, когда между СССР и Германией не было проведено еще никаких переговоров, Гитлер собирался громить поляков, и собирался делать это в августе. В тексте гитлеровского плана есть такая фраза: «Вмешательство России, если бы она была на него способна, по всей вероятности, не помогло бы Польше…».[126] То есть в апреле 1939 года Гитлер Глава 4 Шесть историй про шпионов, или Невероятные приключения Риббентропа в России прямо считал СССР потенциальным противником. Что это значит? Назначая дату начала войны, фюрер руководствовался вовсе не подписанием пакта с русскими, о котором в апреле 1939 года еще никто в Германии не мог и мечтать. СССР подписал договор о ненападении с Германией 23 августа 1939 года. Казалось бы, вот теперь Сталин развязал руки Гитлеру и тот начнет выполнять свой план удара по Польше. Нет, не так. Через два дня после подписания договора с СССР фюрер изменил планы, поменяв сроки намеченного нападения на Польшу. 25 августа 1939 года Гитлер перенес дату удара на 1 сентября 1939 года. После подписания договора в Москве фюрер изменил дату начала войны. ПОСЛЕ! Мы видим Глава 4 Шесть историй про шпионов, или Невероятные приключения Риббентропа в России, что в определении сроков начала войны Гитлер постоянно руководствовался не договоренностями с СССР, а совсем другими резонами.



А теперь постараемся расставить все точки над «I». Зададим себе один прямой вопрос: облегчил ли Германии договор о ненападении, который заключил с Гитлером Сталин, задачу разгрома Польши? Честный ответ таков: разумеется, да. А теперь зададим себе еще один прямой вопрос: начал бы Гитлер войну с Польшей без договора о ненападении с СССР? Факты говорят также однозначно – начал бы. Подготовка к войне шла полным ходом и не зависела от переговоров с Кремлем.[127]

Теперь еще пара вопросов. Какова главная задача государственного руководителя любой Глава 4 Шесть историй про шпионов, или Невероятные приключения Риббентропа в России страны: благополучие собственной страны и народа или благополучие другой страны и народа? Что важнее для него: неучастие собственного народа в войне и ненападение на собственную страну или «мир во всем мире»? Честный ответ однозначен – глава государства обязан использовать все возможности, чтобы на его страну не напали. И так обязан поступать глава каждой державы.

Так о безопасности какой страны должен был думать и заботиться Иосиф Виссарионович Сталин? СССР, Польши или какой-то еще?

Сталин был обязан оберегать от нападения только СССР. Судьба Польши, которая была откровенно антирусским государством и до апреля 1939 года даже собиралась вместе с Германией воевать против Глава 4 Шесть историй про шпионов, или Невероятные приключения Риббентропа в России России, не должна была его беспокоить. Для беспокойства о судьбе Польши у этой страны имелось собственное руководство. Которое поверило обещаниям Англии и Франции и сделало все, чтобы польско-германская война произошла.[128]

Договор о ненападении СССР и Германии стал блестящим маневром русской дипломатии, которая сумела полностью спутать карты англосаксов и отменить нападение на Россию-СССР. То, что Гитлер позже на нас напал, объясняется не ошибкой или просчетом советского руководства, а иррациональным, непросчитываемым, просто невероятно глупым поступком фюрера.[129] Война нашей страны на два фронта против Японии и Германии, как ее планировали в Лондоне, вообще не состоялась. Сталин сумел изменить написанный англосаксами сценарий Глава 4 Шесть историй про шпионов, или Невероятные приключения Риббентропа в России будущего и не стать «первым», кто начнет воевать и истекать кровью. Это и есть главная причина того, что договор, подписанный Молотовым и Риббентропом, стал самым ненавидимым дипломатическим документом в западной историографии.

Раз уж заговорили, то за компанию разрушим пару самых зловредных мифов об этом договоре.

Миф первый: заключение договора с гитлеровской Германией было чем-то из ряда вон выходящим. Это неправда. Пакты – договоры с Гитлером – к августу 1939 года заключили Англия, Франция, Эстония, Латвия. Список этот можно продолжать и продолжать. Первой, кстати, стала… Польша. В 1934 году она подписала договор о ненападении с германским канцлером Адольфом Гитлером. Так вот, если наши польские Глава 4 Шесть историй про шпионов, или Невероятные приключения Риббентропа в России соседи были первыми, то последней страной в этом списке стоит СССР. Ничего особенного в подписании договора с Германией не было. В 1939 году эта страна была признанным мировым сообществом государством, а ее руководитель – одним из ведущих мировых политиков. Вывод: СССР имел полное моральное и юридическое право подписывать договор о ненападении с Германией.

Миф второй: существование «секретных протоколов» к договору, которые подписали Москва и Берлин. Во-первых, наличие тайных статей договора или секретных договоров – нормальная дипломатическая практика всех времен. Их подписывали законные монархи и президенты, а не только злодеи или диктаторы. К примеру, русско-французский договор 1894 года, который подписали император Глава 4 Шесть историй про шпионов, или Невероятные приключения Риббентропа в России Александр III и президент Франции, был полностью секретным. Его содержание было известно русским царям и президентам Франции, а парламент Франции не был знаком с его статьями. Секретным было соглашение 1905 года между США и Японией, которые по итогам Русско-японской войны поделили между собой сферы влияния в Азии. Япония отказывалась от агрессивных намерений в отношении Филиппин, а Штаты соглашались на право японцев присоединить к себе Корею.[130]

Во-вторых, секретные протоколы к договорам в 1939 году имели и другие государства, а не только СССР или Германия. Например, гарантии Польше в апреле этого года, которые дала Великобритания, сопровождались секретным протоколом.[131] Германские договоры с Эстонией Глава 4 Шесть историй про шпионов, или Невероятные приключения Риббентропа в России и Литвой также содержали секретную статью. Она обязывала прибалтийские страны «по согласованию с Германией и в соответствии с ее советами осуществлять по отношению к Советской России все военные меры безопасности».[132]

В-третьих, до сих пор нет убедительных доказательств того, что секретные протоколы к договору о ненападении с Германией вообще существовали. СССР признал их существование на II Съезде народных депутатов СССР,[133] после доклада комиссии во главе с «прорабом перестройки» Александром Яковлевым. Так вот ни в наших, ни в зарубежных архивах нет оригиналов этих пресловутых секретных протоколов.[134] Были продемонстрированы лишь «ксерокопии с ксерокопий». Однако твердый курс на разрушение страны Глава 4 Шесть историй про шпионов, или Невероятные приключения Риббентропа в России уже тогда был взят Горбачевым и его подручными. Уничтожение истории России, ее очернение и фальсификация – важнейший элемент разрушения страны. Поэтому не нужно удивляться тому, что, несмотря на отсутствие оригиналов, комиссия посчитала «возможным признать, что секретный протокол от 23 августа 1939 года существовал».[135]

Вывод: существование протоколов не доказано. Но даже если они реально подписывались, это было нормальным политическим и дипломатическим явлением.

Советский Союз не виновен в развязывании Второй мировой войны. В этом виновно руководство Германии, а также руководство Великобритании и США, которые на протяжении шести лет вкладывали в немецкую промышленность колоссальные суммы. Тут нужно сделать небольшое пояснение. Адольф Гитлер был поставлен во Глава 4 Шесть историй про шпионов, или Невероятные приключения Риббентропа в России главу Германии Лондоном и Вашингтоном, иначе говоря – владельцами «печатной машинки».[136] Задача – война с СССР, покорение колоссального пространства, огромных кладовых полезных ископаемых. И ликвидация опасного альтернативного варианта развития экономики. За это Германию обещали сделать равным партнером англосаксов за большим «мировым столом». Для того чтобы фюрер мог выполнить поставленную задачу, в Германию были влиты колоссальные средства, осуществлена поставка новейшего промышленного оборудования. Запад «боялся» и «не замечал» милитаризации Германии, которая за шесть лет (1933–1939) создала армию с нуля и вооружила ее новейшими системами. Для создания большой армии Гитлеру сдали Австрию и Чехословакию, а это миллионы призывников и огромные чешские военные заводы «Шкода».[137] Даже Польша Глава 4 Шесть историй про шпионов, или Невероятные приключения Риббентропа в России была верным союзником Гитлера и готовилась вместе с ним напасть на Россию.

И в тот момент, когда нужно было выполнять задуманное, Гитлер начал свою игру. Вместо создания конфликта с СССР по поводу Украины он его разрешил.[138] Ситуация была такова – получив все, что возможно, от Запада, Гитлер «свернул» с намеченного сценария, по которому в 1939 году обязательно должна была начаться война. Недаром американский журнал «Тайм» назвал Адольфа Гитлера человеком года в 1938 году.

Тогда Лондон решил чуть изменить стратегию. Англичане прекрасно знали, что Гитлер намеревается напасть на Польшу. И они вовсе не старались предотвратить это нападение. Идея была другая: немецкая армия Глава 4 Шесть историй про шпионов, или Невероятные приключения Риббентропа в России, разгромив поляков, выкатывалась на границы СССР. Накал отношений, взаимная пропаганда между коммунистами и нацистами были гарантией того, что война между СССР и Германией обязательно начнется. Для того чтобы все получилось, необходимо было:

* полякам обещать помощь, чтобы они стали неуступчивыми, а потом ее не дать;

* Гитлеру дать обещания, что помощи полякам не будет, а он сможет получить «прощение», если после этого начнет воевать с русскими;

* русским морочить голову и тянуть переговоры до того дня, пока Германия не нападет на Польшу.

Вот эти три линии английская дипломатия и гнула всю весну и лето 1939 года. Была еще и четвертая задача – приглядывать, чтобы русские вдруг Глава 4 Шесть историй про шпионов, или Невероятные приключения Риббентропа в России не договорились с немцами. Поэтому при каждом усилении контактов Берлина с Москвой британцы немедленно активизировались…

А теперь перейдем непосредственно к истории подписания договора о ненападении между СССР и Германией. Есть в ней весьма колоритные детали, о которых нечасто говорят вслух – а то и не говорят вовсе. Эти маленькие, просто крохотные подробности способны сказать о том времени и истинном накале борьбы куда больше толстых фолиантов. Для начала неопровержимый исторический факт: инициатором улучшения германо-советских отношений был не Сталин, а Гитлер. Еще 22 декабря 1938 года в торгпредство СССР в Берлине поступило предложение заключить соглашение. После нескольких зондажей и «обмена мнениями» контакты прекратились Глава 4 Шесть историй про шпионов, или Невероятные приключения Риббентропа в России, Поскольку эта книга не об истории дипломатии, то позволим себе пропустить несколько месяцев и сразу перейдем к кульминации.

2 августа 1939 года Полпреда СССР Астахова вызвал к себе глава германского МИДа Иоахим фон Риббентроп. Главная идея его слов – нерешаемых проблем между Берлином и Москвой не существует.

5 августа 1939 года британская и французская делегации отправляются в Москву на переговоры. Англичане не спешат. Они не летят, а… плывут. И не на военном быстроходном корабле, а на тихоходном пароходе «City of Exeter». В итоге вместо нескольких часов дорога до Москвы занимает семь дней (10 августа 1939 года делегация союзников прибывает в Ленинград).

11 августа 1939 года Гитлер приглашает Глава 4 Шесть историй про шпионов, или Невероятные приключения Риббентропа в России к себе комиссара Лиги Наций К. Буркхардта и просит его «о доброй услуге» – помочь разъяснить Западу, что все, что он делает, направлено против России. И если Запад будет слеп и глух, то ему, Гитлеру, придется сговориться с русскими.

12 августа 1939 года в Москве состоялось первое официальное заседание миссий Великобритании, Франции и СССР. Тут же выяснилось, что глава британской делегации адмирал Дрэкс не имеет никаких письменных полномочий. Глава французской делегации генерал Думенк имеет полномочия «договориться», но не полномочия подписи итоговых документов. На вопрос главы советской делегации Ворошилова, пропустит ли Польша и Румыния советские войска на свою территорию, чтобы они могли бороться Глава 4 Шесть историй про шпионов, или Невероятные приключения Риббентропа в России против немецких агрессоров, напавших на эти страны, точного ответа не получено. Идет та самая затяжка времени. Ведь продержаться и «прозаседать» англичанам нужно недолго – до запланированного нападения Гитлера на Польшу остается всего две недели.

15 августа 1939 года посол Германии Шуленбург на встрече с Молотовым зачитал текст записки, в которой выражалась мысль о «возможности восстановления доброго взаимного сотрудничества» между двумя странами и ставился вопрос о приезде в Москву «крупного руководителя Германии». Прочитанный текст ему, кстати, нельзя было отдавать русским, чтобы не оставлять «улик».[139]

О том, что Гитлер назначил на 26 августа 1939 года удар по Польше, знают не только в Лондоне, но и Глава 4 Шесть историй про шпионов, или Невероятные приключения Риббентропа в России в Москве. И решают потянуть время, поиграть на нервах у немцев. А заодно проверить серьезность их намерений. Поэтому в итоге приятной беседы с германским послом, понимая, что немцы оказались в цейтноте, Молотов сказал, что с визитом не надо торопиться, чтобы все не ограничилось просто беседами, проведенными в Москве, а были приняты конкретные решения.

17 августа 1939 года посол Шуленбург вновь посетил Молотова. Глава советского МИДа сказал, что Москве понятно действительное желание немцев улучшить отношения с СССР. Но дальше последовал перечень старых обид. Но «раз уж теперь германское правительство меняет свою прежнюю политику», то оно должно доказать серьезность своих намерений и заключить экономические договоры Глава 4 Шесть историй про шпионов, или Невероятные приключения Риббентропа в России. То есть выделить СССР кредит в 200 млн марок на семь лет и на эту сумму поставить ценное оборудование. Сначала этот договор, а вот дальше уже возможен и договор о ненападении.[140]

19 августа 1939 года Гитлер и Риббентроп вновь отправляют Шуленбурга к Молотову. Он передает предложение заключить с СССР договор, состоящий из двух пунктов:

1. Германия и СССР обязываются ни при каких условиях не прибегать к насилию друг против друга.

2. Договор предлагается сроком на двадцать пять лет.

Дополнительно Германия обязалась использовать свое влияние для улучшения отношений Москвы и Токио. Последний пункт был крайне важным. Выходило, что подписание договора с Германией помогало решить и Глава 4 Шесть историй про шпионов, или Невероятные приключения Риббентропа в России вторую проблему СССР – постоянную агрессию со стороны Японии. Это был серьезный аргумент. Япония, подстрекаемая Великобританией и США, еще в начале 30-х годов вторглась в Китай.[141] И потихоньку, «отгрызая» кусок за куском китайской территории, неуклонно приближалась к границам России. Удар по СССР по английскому сценарию должен был наноситься японцами с востока, а немцами с запада. Это была война на два фронта – для России, а не для Германии. И один фронт уже был открыт. 11 мая 1939 года регулярная японская армия напала на монгольские погранзаставы. В момент, когда германский посол предлагал Сталину заключить договор о ненападении, Токио считался союзником Берлина. А вокруг озера Глава 4 Шесть историй про шпионов, или Невероятные приключения Риббентропа в России Халхин-Гол в Монголии шли тяжелые бои. На 24 августа 1939 года японцы планировали наступление. Вместо этого 20 августа 1939 года в наступление пошла Красная армия – то есть на следующий день после того, как немцы предложили свое посредничество в замирении с Японией. Чтобы японцы охотнее начали «переговариваться», нужно было им сначала хорошенько наподдавать.

Для правильной оценки действий советского руководства нужно понять, что переговоры с немцами и бои с японцами происходили в одно и то же время. И при этом Берлин обещал не просто свою дружбу – немцы действительно могли склонить японцев к миру. Ведь воевать против России в одиночку – задача для Японии крайне сложная и Глава 4 Шесть историй про шпионов, или Невероятные приключения Риббентропа в России практически непосильная.[142] Договор о ненападении Берлина и Москвы – отличный повод для Токио остановиться. Тут впору задать вопрос: а можно ли было еще каким-то другим образом повлиять на Японию? Может быть, другие страны, а не Третий рейх, могли оказать на нее давление? Нет. Потому, что для этого было необходимо желание остановить войну СССР и Японии, а этого как раз и не было. Даже наоборот, англичане в то же время пытались организовать восстание в китайской провинции Синьцзянь.[143] Зачем это британцам? А затем, что именно через эту провинцию СССР отправлял помощь Китаю. Наше оружие и советники помогали усилить Глава 4 Шесть историй про шпионов, или Невероятные приключения Риббентропа в России борьбу с японцами и тем самым ослабить японские войска, противостоящие Красной армии. Перекрывая путь доставки русского оружия и амуниции, англичане срывали борьбу китайцев и усиливали японцев, помогая им усугублять конфликт с Россией…

Надо отдать должное Сталину. Прекрасно понимая серьезность намерений немцев и причины их спешки, он решил (несмотря на проблемы с японцами) воспользоваться ситуацией с максимальной пользой для СССР. Немцы просили принять в Москве министра. Англичане присылали неизвестно кого и без полномочий. Ситуация была очень наглядной…

Во время визита в Москву посол Германии Шуленбург получил от Молотова вполне конкретный ответ. Если экономические соглашения будут подписаны сегодня, 19 августа, то Риббентроп может приезжать Глава 4 Шесть историй про шпионов, или Невероятные приключения Риббентропа в России через неделю, 26 или 27 августа. На предложение принять Риббентропа пораньше Молотов возразил, что говорить об этом рано, пока не завершена даже первая ступень – экономические переговоры. На часах было около 15.00, 19 августа 1939 года.[144] В Берлине должны были схватиться за голову – время неумолимо истекало. Русские были любезны, но никакой ясности в ситуацию не вносили. И вдруг они прямо сказали, что без кредита в 200 млн марок никакого прогресса в отношениях быть не может. Что оставалось делать Берлину? Хотел ли Гитлер кредитовать Сталина? Конечно нет. Он сам нуждался в средствах, готовясь к войне с Польшей. Но выбора у него не было. Ведь Сталин, ведя Глава 4 Шесть историй про шпионов, или Невероятные приключения Риббентропа в России переговоры, использовал старый добрый англосаксонский прием: создание проблемы, а потом «продажа» путей ее решения. США сегодня финансируют «международный терроризм», а потом сами с ним и борются.[145]. Кремль тянул время, потом вдруг предложил через предоставление кредита СССР до 1946 года резко ускорить переговоры. И для этого после «кнута» пустил в ход «пряник». Через полчаса после ответа, что приезжать нужно «через недельку», германского посла вновь вызвали к Молотову.

Ему вручили советский проект договора о ненападении, составленный по всем правилам. Именно этот вариант (с незначительными правками) будет потом подписан. Договор как договор – ничего в нем необычного не было. Кроме одного: в проекте Глава 4 Шесть историй про шпионов, или Невероятные приключения Риббентропа в России договора не было указания, что документ теряет силу в случае агрессии одной из сторон против третьего государства.[146] Просто запомним этот момент и двинемся дальше. Чуть позже эта информация нам очень пригодится.

20 августа (в 2 часа ночи) срочно подписано торгово-кредитное соглашение. СССР получал кредит на 200 млн марок, на которые мог покупать германское оборудование, а долги гасить поставками сырья и продовольствия.[147]

Итак, Германия сделала то, что от нее просил Кремль, – экономическое соглашение подписано. Совершенно изможденный Гитлер рухнул спать в 7 часов утра 20 августа. Но от русских нет никакой конкретики, и пока единственная озвученная ими дата прибытия германской делегации по-прежнему 26–27 августа 1939 года. Это для Глава 4 Шесть историй про шпионов, или Невероятные приключения Риббентропа в России Берлина слишком поздно. И тогда Адольф Гитлер решил ускорить события. Днем 20 августа 1939 года он садится и пишет личное письмо Сталину. Ранее они никогда не переписывались и не разговаривали. Но соблюдать процедуры Гитлеру уже некогда: удар по Польше запланирован на 26 августа, и время идет неумолимо. «Тем не менее я повторяю свое предложение о том, чтобы Вы приняли моего министра иностранных дел 22 или, в крайнем случае, 23 августа»,[148] – пишет Гитлер в своем письме. 21 августа 1939 года в 15:00 германский посол граф Шуленбург в Москве вручает текст послания Гитлера. Через два часа (!), в 17:00, Вячеслав Михайлович Молотов отдает немецкому послу ответ главы СССР.[149] Сталин отвечает Глава 4 Шесть историй про шпионов, или Невероятные приключения Риббентропа в России почти мгновенно.

«21 августа 1939 г.

Рейхсканцлеру Германии господину А. Гитлеру

Благодарю за письмо.

Надеюсь, что германо-советское соглашение о ненападении создаст поворот к серьезному улучшению политических отношений между нашими странами.

Народы наших стран нуждаются в мирных отношениях между собою. Согласие германского правительства на заключение пакта ненападения создает базу для ликвидации политической напряженности " установления мира и сотрудничества между нашими странами.

Советское правительство поручило мне сообщить Вам, что оно согласно на приезд в Москву г. Риббентропа 23 августа.

И. Сталин»[150]

Нужное СССР экономическое соглашение уже подписано, кредит будет получен. Теперь можно подписать с немцами договор о ненападении, нужный СССР для предотвращения и возможной войны с Германией Глава 4 Шесть историй про шпионов, или Невероятные приключения Риббентропа в России, и окончания идущей войны с японцами. Ответ Сталина Вячеслав Михайлович Молотов передает германскому послу и… И вот наступил момент, ради которого, уважаемые читатели, мы делали это весьма длинное вступление в жаркий август 1939 года. Теперь начинается самое любопытное и самое малоизученное в истории договора о ненападении. Начинаются настоящие чудеса…


documentanlwjxx.html
documentanlwrif.html
documentanlwysn.html
documentanlxgcv.html
documentanlxnnd.html
Документ Глава 4 Шесть историй про шпионов, или Невероятные приключения Риббентропа в России